Чем занять детей     |     Пластилиновая груша

...Вот и вышел человечек

К четырем годам ребенок, с которым занимались рисованием, уже умеет изображать самые различные объекты. Но постороннему зрителю узнать их нелегко. Что это - заячья голова с длинными ушами или дом с двумя трубами на крыше? А это что - солнышко с лучами или ежик с колючками?

Все детали условны, еще нет попытки правильно передать их относительную величину. Удлиненные формы -р уки, ноги, труба, ствол и ветви дерева и т.п. - изображаются черточками, как будто они вовсе не имеют толщины.

Углы у прямоугольников и треугольников обычно скруглены или пририсованы как отдельные детали, не входящие в целостный контур.

Короче говоря, рисуя сложный объект, ребенок этого возраста, как правило, не придает значения форме его отдельных частей (хотя форму простых объектов - кастрюли, огурца, пирамидки - он уже может воспроизводить довольно точно).

Пора заняться исследованием конкретных особенностей разных объектов. Лучше всего проводить такое исследование, сопоставляя между собой два объекта, близких по конструкции.

Я предлагаю Ире нарисовать на одном листе плюшевого мишку, а на другом - ее любимую пластмассовую обезьянку.

- Только нарисую так, чтобы я сразу догадался, где мишка, а где обезьянка. Посмотри, чем они отличаются друг от друга?

Ира в затруднении. Тогда я рисую на отдельном листе два круга - большой и маленький.

- Это их головы, - говорю я Ире. - Подумай, где мишкина голова, а где обезьянкина .

Она сразу указывает:

Это мишкина , а это обезьянкина .

Правильно. Так чем они отличаются?

Мишка большой, а обезьянка маленькая.

Молодец! Теперь посмотри, что у них есть.

Головки. Глазки.

Какие?

У мишки большие, а у обезьянки маленькие.

Еще что есть?

Тельце. Ручки. У мишки большие, а у обезьянки маленькие.

- Ну-ка, посмотри внимательнее. У обезьянки руки короткие или длинные?

Длинные.

А толстые или тонкие?

Тоненькие.

А у мишки?

То-о-олстые .

- Ну вот, теперь ты можешь нарисовать так, чтобы было видно, где мишка, а где обезьянка.

По ходу рисования мне не раз приходится повторять свои вопросы: увлекшись, Ира забывает об обнаруженных нами особенностях натурщиков. Особенно сложно справиться с мншкиными руками. Ира привыкла изображать руки черточками, и она не знает, как показать, что они то-о-олстые . Помогает дополнительное задание: я предлагаю нарисовать на другом листе одну только лапу.

- Помнишь стишок: Уронили мишку на пол, оторвали мишке лапу? Вот и нарисуй, как она лежала, пока ее не пришили снова.

Ира обводит лапу пальчиком "и довольно точно рисует ее.

- Ну вот! А теперь нарисуй ее у мишки - как будто ее уже пришили.

Вот как выглядят Ирины рисунки в готовом виде:

Итак, полезно сопоставлять предметы, имеющие детали с одинаковыми функциями, но различающиеся по форме и величине. Когда с какой-либо деталью возникают затруднения, преодолеть их проще, если сначала изобразить эту деталь изолированно.

Форма отдельных частей будет изображаться более точно, если предварительно обследовать ее с помощью обводящего движения (о том, как проводится такое обследование, мы подробнее писали в предыдущей части раньше). Прежде всего надо обследовать форму основных частей, объяснив ребенку, что они главные. После того как эти части изображены, надо обследовать и изобразить второстепенные детали.

Очень полезно предлагать ребенку для рисования необычные сюжеты, побуждать его к изображению фантастических персонажей. Богатейший запас подобных тем и образов представляют сказки. Конечно, ребенок пока еще не сможет делать полноценные иллюстрации, отражающие действия героев, но изображать самих героев в окружении сказочных вещей он вполне в состоянии. Почему бы не нарисовать Бабу-Ягу, стоящую около своей избушки? Или Жар-птицу в волшебном саду. Или Колобок, катящийся по дорожке.

При изображении сказочных персонажей дети научаются использовать различные выразительные средства, передающие отношение к герою. Например, положительные герои могут изображаться более аккуратно, чем отрицательные. В этом случае неаккуратность в изображении Бабы-Яги становится не недостатком рисунка, а достоинством, повышающим его эмоциональную выразительность. Любимых героев дети часто украшают: рисуют узор на одежде, пуговицы, бантик. При рисовании красками или цветными карандашами для изображения положительных персонажей обычно используются чистые яркие тона, для изображения отрицательных - темные, грязные.

Не следует прямо указывать ребенку на те или иные средства, с помощью которых можно передать свое отношение к изображаемому. Пусть он сам найдет эти средства иначе вместо творческой передачи собственных оценок и эмоций он будет автоматически воспроизводить показанный или подсказанный прием. Но натолкнуть его на самостоятельный поиск таких приемов следует.

Мама только что прочла лочкс сказку Гуси-лебеди, и теперь дочка собирается сделать рисунок к этой сказке. Мама спрашивает:

Как по-твоему, Баба-Яга хорошая или плохая?

Плохая.

А девочка?

Хорошая.

Значит, надо постараться, чтобы все видели, что Ба-ба-Я га у тебя плохая, а девочка хорошая.

Такого обсуждения вполне достаточно. Дальше начинается область самостоятельных поисков, и взрослому остается лишь наблюдать за ребенком, поражаясь, с одной

стороны, точности найденного решения, а с другой - беспомощности юного художника.

Не раз придется уходить никнут настойчивые вопросы: А как это нарисовать?, А как, чтобы девочка была хорошая?

Покажи, нарисуй мне - эти требования почти неизбежны. И стоит проявить пренебрежение мне некогда,

не приставай, как ребевать . Я буду рисовать каляку-маляку .

Итак, не решать изобразительную задачу за ребенка, но и не отстраняться. Всегда сохранять - и демонстрировать ребенку - веру в его возможности, заинтересованность достигаемыми им результатами.

- Я знаю, что ты сможешь сама придумать, как это нарисовать. Ты очень хорошо рисуешь, помнишь, какую красивую Жар-птицу ты нарисовала вчера?

Откуда же придут приемы передачи эмоционального отношения к герою, если их не покажет взрослый? Они придут из культуры, в которой ребенок воспитывается с самого рождения. Он ведь уже давно знает, что его игрушки, окрашенные в яркие чистые тона, красивы, а грязь некрасива. Что аккуратно одетый ребенок выглядит привлекательнее, чем неряха . Что на праздник люди надевают украшения. Этот-то опыт и переносится в детский рисунок. Большое значение имеет также рассматривание иллюстраций в книжках. Эти иллюстрации неосознанно используются ребенком как образцы для собственных рисунков.

Но почему неосознанно? Можно же объяснить ребенку, что его рисунок должен быть похож на иллюстрации в книге. Конечно, можно. Но это даст только отрицательный эффект. Не исключено, что ребенок вообще откажется рисовать: Я так не умею. Если же он не откажется, то вместо творческой самостоятельной деятельности, ведущей к развитию восприятия, образных представлений, воображения, займется беспомощным срисовыванием, почти ничего не дающим для детского развития. А в лучшем случае (он же самый вероятный) требование рисовать, как в книжке, просто не будет воспринято ребенком, никак не повлияет на его рисунок.

Ребенку часто хочется изобразить какую-нибудь ситуацию, сценку. Если рисуется человек, то в руке у него должен быть шарик или флажок. Если дом, то рядом должен стоять хозяин. Если дерево, то вокруг должны расти цветы. Чем больше внимания будет уделяться в семье детским рисункам, чем больше будут ребенка расспрашивать о них, тем скорее появится стремление изображать сюжеты - поначалу простые, а затем все более сложные.

Юра нарисовал грузовик.

А что он везет? - спрашиваю я.

Камни, - отвечает он.

Почему же их не видно?

Они там, в кузове.

Нет уж, давай нарисуем так, чтобы они были видны. А то никто не догадается, что они там есть.

Юра начинает рисовать камни. Они заполняют весь кузов, залезают на крышу, попадают в кабину.

Еще камень, еще камень, - приговаривает Юра. -Ч тобы был большой дом.

Из этих камней построят дом? - догадываюсь я. -А где же его будут строить?

Там, - показывает он за край листа.

- Давай нарисуем, как его строят. - И даю Юре новый лист бумаги.

На этом листе он рисует дом, на вид вполне достроенный.

По-моему, этот дом уже построили. Зачем же везти туда камни?

Делать дорожку. - И Юра начинает рисовать ведущую к дому дорожку, приговаривая: - Вот, строят дорогу. Будет хорошая дорога. Вот, построили.

Как видите, замысел рождается прямо по ходу рисования, тут же видоизменяется (сначала предполагалось, что будет строиться дом, потом ситуация меняется - дом уже построен и остается лишь сделать дорогу). Строители на рисунке отсутствуют: их роль взял на себя сам Юра. Рисование слито с игрой, готовый рисунок - это лишь финальный момент игры.

К сожалению, взрослые иногда совершенно не понимают детей. Сын приносит папе рисунок и объясняет:

Видишь, тут война.

Тут сплошная мазня , - пожимает плечами папа.

Это стреляли. Летел самолет, а в него выстрелили и сбили.

Но папа непреклонен:

- Не вижу никакого самолета. Постарайся рисовать аккуратнее.

Конечно, самолета не видно. Он был раньше, а потом cm пришлось зачеркнуть: ведь его сбили. Не осуждайте подобные рисунки. Выслушайте рассказ ребенка, постарайтесь увидеть за финальным кадром последовательность приведших к нему событий. Оценивать такой рисунок можно только вместе с рассказом - они составляют единое произведение.

Разыгрывание рисунков следует поощрять: оно развивает фантазию, готовит почву не только для дальнейшего овладения сюжетным рисунком, но и для любой другой творческой деятельности.

Так что же, все рисунки теперь будут превращаться в мазню ? Конечно, нет. Во-первых, их разыгрывание вовсе не

всегда будет сопровождаться зачеркиванием - скажем, Юрино строительство дороги не привело к такому результату. Во-вторых, иногда - но иногда, а не всегда надо ставить перед ребенком задачу сделать красивый аккуратный рисунок. Такая задача уместна, если рисунок предназначается кому-нибудь в подарок или если его собираются повесить на стену для украшения комнаты. Не следует поощрять разыгрывание при рисовании красками, иначе исчезнет их преимущество перед карандашом -в озможность создавать гармонично сочетающиеся цветовые пятна.

Рисунок, сделанный Юрой, еще нельзя назвать сюжетной композицией. И сюжет придумывался не самостоятельно, а с помощью взрослого, и композиция практически отсутствует: изображения размещены на двух разных листах (на одном - машина, везущая камни, а на другом - дом и строящаяся дорога). Это промежуточный этап в обучении ребенка сюжетному рисунку. Снята задача размещения всех изображаемых объектов на листе, все внимание уделено совместному со взрослым развитию замысла. Такие задания очень полезны, но они должны чередоваться с другими, когда замысел достаточно прост и большее внимание уделяется композиции.

Что ты будешь рисовать?

Дом.

А кто в нем живет?

Мальчик.

Ты его гоже нарисуешь? -Д а.

- Ну давай. Покажи, где ты нарисуешь дом, а где мальчика.

Вот тут дом, а тут мальчика.

Хорошо, рисуй.

Такое обсуждение помогает ребенку заранее представить себе будущий рисунок, определить место, отведенное на листе каждому задуманному объекту. Если вы видите, что в процессе рисования ребенок потерял замысел (например, забыл, что надо оставить место для мальчика), напомните ему лучше в форме вопроса: Ты не забыл, что еще хотел нарисовать на этом рисунке?

Теперь несколько слов о рисовании красками. Перед четырехлетним ребенком, который достаточно хорошо освоил технику обращения с ними, можно ставить весьма сложные художественные задачи. Можно предложить ему нарисовать веселый солнечный день и, наоборот, скучный дождливый день. Нарисовать вечер или даже ночь. Зиму и весну. Красивое озеро и грязную лужу.

Скорее всего, такие рисунки будут беспредметны, но передать настроение, выбирая соответствующие цвета, ребенок уже вполне в состоянии. Такие рисунки хорошо смотрятся на больших листах бумаги, дающих простор для крупных цветовых пятен. При этом удобна широкая кисть (не забывайте ее тщательно мыть!), позволяющая быстро покрывать лист краской (желательно использовать гуашь). Задача, стоящая перед ребенком, будет облегчена, если ему дается цветная бумага. Скажем, для дождли-иою дня можно дать серую бумагу, для ночи - темно-синюю или черную, для солнечного дня - сравнительно снетлую и не особенно яркую (чтобы она не забивала краски) голубую , зеленую или желтую. Для •зимы хороша светло-голубая бумага, для весны -с ветло-зеленая.

Если ребенок уже умеет получать цвета путем смешивания (как учить его этому, описано в главе В мире вещей), то это умение нужно использовать в рисовании красками. Ира решила нарисовать лес, а я дал ей только желттую и синюю краски.

- А ты сделай ее сама, - предлагаю я, - ты ведь ее же делала.

Ира соглашается. Она кладет на палитру немного синей краски, тщательно моет кисточку и добавляет желтую краску. От смешения получается зеленая - ею Ира рисует листья на деревьях. Краски смешаны не очень хорошо, и листья выходят разных оттенков. От этого рисунок становится выразительнее, хотя сама художница даже не замечает, что цвет в разных местах неодинаков. Желтое солнце с длинными лучами завершает рисунок.

В заключение этой главы можно посоветовать специальное упражнение для развития точности движений. Оно будет не только способствовать овладению техникой рисования, но и явится первым шагом в долгом процессе подготовки детской руки к овладению письмом. Упражнение проводится так. Взрослый рисует дорожку, у одного конца которой стоит машина, у другого - дом. Машина должна проехать по дорожке к дому. Ребенок, не отрывая карандаша от бумаги и стараясь не выйти за пределы дорожки,

оединяет линией машину с домом. Вот как выглядит лист с несколькими такими дорожками (по верхней машина уже проехала, по остальным еще нет).

Ширина дорожек подбирается так, чтобы задача была достаточно трудна, но доступна ребенку. Обычно выходы за пределы дорожки учащаются с приближением к домику: ребенок торопится к цели, забывая о других условиях задачи. Поэтому такое упражнение наряду с развитием ДвНЖеННЙ помогает также формированию внимательного отношения к условиям задачи, контроля за собственными действиями. Этот момент можно еще усилить, предлагая дорожки такого типа:

Другое упражнение, развивающее точность движений, охотник и волк. На одном конце листа рисуется охотник с ружьем, на другом - волк. Охотник должен выстрелить и убить волка (дуло ружья соединяется прямой линией с фигуркой волка; карандаш при этом не отрывается от бумаги).

Для того чтобы научить ребенка пользоваться карандашом, делать правильный нажим, можно использовать упражнение самолеты за облаками. Взрослый рисует два силуэта самолетов и контуры облаков. Ребенку предлагается сделать одно облако таким темным, чтобы самолет через него совсем не было видно, а другое - светленьким, чтобы самолет был через него немножко виден.